СМИ о нас

Владислав Майоровский: мне больше по душе, когда нас называют народной командой

Один из основателей "Крумкачоў" дал большое интервью интернет-порталу Sport Arena.

За последние полгода едва ли не главным ньюсмейкером в белорусском футболе стали скромные "Крумкачы". "Вороны" не побоялись осудить насилие и выступили в поддержку народа, а футболисты "пернатых" даже успели побывать за решеткой. Еще были скандалы вокруг переходных матчей со "Слуцком", отказ АБФФ в лицензировании в высшую лигу и много других мощнейших инфобомб. Например, потенциальный приход в клуб итальянского миллиардера Маурицио Миана.

Обо всех этих событиях в огромном интервью корреспонденту Sport Arena Владу Воронину рассказал один из основателей клуба Владислав Майоровский.

— Помимо нашего интервью, на сегодня у вас было запланировано еще три встречи. Так много времени отнимают "Крумкачы" или это дела, касающиеся основной работы?

— Сегодняшние встречи связаны с футболом — стараюсь по возможности уделять внимание клубу. Понятно, есть основная работа, однако в выходные дни или в свободное время погружаюсь в футбольные вопросы.

— Обычно вас представляют как одного из основателей клубаКакая у вас сейчас роль в "Крумкачах"?

— В нашем клубе есть наблюдательный совет, и я один из его членов.

— Сколько людей туда входит?

— На сегодняшний день – шесть человек. Все основные решения, касающиеся развития клуба, принимаем коллегиально. Мы специально утвердили этот орган, куда входят представители основных партнеров, а также некоторые учредители, для того, чтобы люди, принимающие участие в финансировании клуба, имели реальную возможность им управлять, принимать ключевые решения, утверждать бюджет. Также в наши обязанности входит утверждение инициированных директором и предварительно согласованных контрактов с тренерами, иногда с футболистами.

— У вас есть конкретная зона ответственности?

— Можно сказать, занимаюсь организационными вопросами, помогаю директору клуба. В "Крумкачах", надо признать, ограниченный кадровый ресурс, если мы говорим об офисной работе. Есть руководитель – Олег Давидович, универсальный игрок. Есть Юрий Турейко – коммерческий директор. И есть люди, причастные к клубу, которые в меру возможностей занимаются некоторыми направлениями. Например, Антон Изотов курирует ДЮСШ, Ярослав Будянский отвечает за интернет-магазин, Виталий Новиков – маркетинг и дизайн.

— Как бы вы охарактеризовали или описали все то, что происходит вокруг клуба последние полгода?

— Хм… Так сложилось, что сейчас достаточно много шума, различных комментариев вокруг и около нашего клуба. Понятно, где-то мы сами создаем инфоповоды, способствующие этому, в каких-то случаях нам подбрасывает их жизнь. Изначально следует понимать, что "Крумкачы" – частный клуб. Поэтому мы имеем возможность высказывать собственное мнение, практически ни от кого не зависеть в оценке происходящего. По правде говоря, сильно устали от шумихи вокруг нас. Хочется тренироваться, играть в футбол. А в такой атмосфере трудно сосредоточиться на работе. Приходится ограждать ребят от излишнего внимания к клубу и к ним в частности. Впрочем, все это, конечно, проявление популярности. Этот факт нужно принять и стараться не разочаровывать поклонников.

Нам приятно и даже немного льстит, когда команду называют народной. Причем важно, что не мы сами придумали такое название. Раньше велось много споров относительно того, что есть народная команда, и можно ли нас так именовать. Все потому, что наряду с успехами, были и проблемы в клубе, а следовательно, неоднозначные оценки клубной работы. Порой не обходилось и без откровенного негатива в наш адрес. Поэтому вместе со сторонниками хватало и хейтеров. Но, полагаю, последние полгода окончательно утвердили нас в статусе народной команды, хотя мы не делали для этого чего-то особенного. Не было политических заявлений, каких-то лозунгов, популистских шагов. Клуб, как член социума, лишь не остался в стороны от событий, в той или иной степени затронувших каждого из нас…

— Тем не менее "Крумкачоў" называют и протестной командой. Как вы к этому относитесь?

— Мне больше по душе, когда нас называют народной командой. И хочу, чтобы когда-нибудь нас назвали лучшей командой страны. Что же касается характеристики "протестная", наверное, логичнее спросить у тех, кто нас так называет. В чем заключается протест? Протест – реакция на какие-либо события в обществе. Наверное, под такую общую характеристику подходим. Однако мы, как клуб, не выдвигали требований, а, скорее, наоборот, выступили в поддержку, чем против. В поддержку своих соотечественников, одноклубников. На сегодняшний день мы протестуем против тех вещей и процессов, которые напрямую относятся к нашей клубной жизни и истории. Я имею в виду решения АБФФ, касающиеся "Крумкачоў", с которыми не согласны.

Возвращаясь к тем событиям августа и сентября, лично я не вижу в наших действиях протеста. Клуб заявил о своей гражданской позиции — высказался против насилия… Хотя, повторюсь, мы не делали политических заявлений. Поэтому, на мой взгляд, сама характеристика "протестная" — не совсем верная и точная. У каждого есть свое мнение, видение ситуации и право высказывать свою точку зрения. Это же не обязательно протест, правильно? Реализация данного права должна проходить в форме диалога, а не протеста. Мне бы так хотелось, хотя не исключаю, что кто-то видит иначе.

— "Крумкачы", по сути, единственная команда, которая не побоялась высказать свою позицию. Как думаете, почему остальные молчат?

— Думаю, об этом лучше спросить у остальных. Их позиция – это их выбор. Спорт, безусловно, должен быть вне политики, но этот постулат сложно выполним, когда политика внутри каждого из нас. Футболисты, тренеры, руководители клубов – живые люди, не оторванные от общенациональных проблем. В такой ситуации невозможно хоть кому-либо оставаться безучастным, а вот каким образом проявить и обозначить свое участие – опять же, тому, кому это нужно – дело каждого.

Могу предположить, что в каждом клубе есть определенные обязательства перед тем органом или лицом, которому они подотчетны, какие-то корпоративные правила для представителей клубов. И я бы не сводил подобные размышления к пониманию и проявлению трусости либо смелости. Несомненно, следует принимать во внимание степень зависимости. Да и не стоит забывать о возможно иной оценке происходящего. Правда, мне меньше всего хочется оценивать чьи-то действия или бездействие, а уж тем более осуждать. Не имею на это ни права, ни желания. Намного лучше, когда каждый отвечает за свои поступки и решения.

— Руководство "Крумкачоў" как-то ограничивало футболистов в высказывании гражданской позиции?

— В сложившейся ситуации не может идти и речи об ограничении как таковом. Футболисты должны быть ограничены лишь в тех действиях, которые в состоянии нанести репутационный урон клубному имени. Те акции, которые были организованы "Крумкачамі", это инициатива игроков и тренерского штаба. В то же время не считаю, и уже говорил об этом раньше, что майки "Мы с народом" — выражение политического протеста. В первый раз мы дали понять, что поддерживаем сограждан. Во второй – что выступаем против насилия (На кубковый матч против минского "Динамо" "Крумкачы" вышли в майках "Мы супраць гвалту" — Sport Arena). Мне кажется, нормально для каждого человека – поддерживать такие идеи, вне зависимости от политических взглядов.

— Все равно не могу поверить, что подобные акции проходили без одобрения руководства.

— С наблюдательным советом такие вещи точно не согласовывались. Говорю же, это была инициатива ребят. И мы, и они знаем свои конституционные права. Каждому гарантируется свобода мнений, убеждений и их свободное высказывание – об этом гласит статья 33 Конституции РБ. Никто не может быть принужден к выражению своих убеждений или отказу от них. Ребята знали, что клуб не станет ограничивать их конституционные права, равно как и не допустит призывов к силовым методам и действиям.

Хотя, конечно, определенное участие мы [руководство] все-таки принимали, как, допустим, в преддверии кубкового матча с "Динамо". Команда не хотела выходить на игру, если не будут выполнены ряд условий. Первое из которых – освобождение из тюрьмы Павла Рассолько и Сергея Козеки. Если бы парни не вышли на свободу до стартового свистка, "Крумкачы" однозначно не приняли бы участия в игре.

— Боюсь представить, какие последствия могли быть у этого решения…

— Накануне матча у нас было общекомандное собрание с участием представителей наблюдательного совета, которое продолжалось около шести часов с перерывом на тренировку. Мы встретились все вместе, много и долго разговаривали, спорили, высказывали мнения. Сразу скажу, игроки были настроены принять радикальное решение. Но мы, руководство, понимали, что это эмоции и, в свою очередь, убеждали футболистов выйти и сыграть ради болельщиков. Более того, пострадавшие ребята также поддержали это решение.

— А как вы вообще узнали о задержании Козеки и Рассолько, и какая была первая реакция?

— Естественно, шок. Когда мне позвонили и рассказали обо всем, первое, что попытался выяснить, участвовали ли парни в марше. Оказалось, что они возвращались домой после тренировки. На момент инцидента с микроавтобусом ребята находились в арке и максимально дистанцировались от всего происходящего, чему есть подтверждение на видео, сделанном нашим оператором.

Позже мы передали этот видеофрагмент адвокату и почти всю ночь провели вместе с директором и некоторыми тренерами и футболистами не только нашего клуба около Ленинского РУВД. Привезли вещи и попытались разузнать, что происходит, и как-то поддержать ребят.

— Наверняка у вас и остальных руководителей клуба есть влиятельные знакомые. Пробовали обращаться к ним за помощью?

— Наверное, ничем другим помочь ребятам мы не могли, кроме того, что сделали. Работал адвокат, мы действовали в правовом поле. Оперативно нашли видео инцидента, определили на нем местонахождение ребят, степень их вовлеченности в конфликт, а затем передали все через адвоката следственным органам. С учетом того, что ребят отпустили уже на следующий день, видимо, совместными усилиями нам удалось убедить сотрудников МВД в их невинности. И если изначально речь шла о возбуждении уголовных дел, то позже претензии в адрес ребят были сняты.

— По итогу "Крумкачы" все-таки вышли на кубковую игру, но с опозданием и получили немыслимый штраф. Вы с ненавистью или усмешкой отреагировали на это?

— Насколько помню, ни первое и ни второе. Есть данность — прилетел штраф. С одной стороны, по пунктам регламента абсолютно заслуженный, так как действительно задержка матча имела место. Но, надо понимать, что происходило в тот день. Помните, я рассказал об одном условии футболистов? Так вот, было еще и второе: выход на поле в майках с поддержкой Козеки и Рассолько. Однако перед разминкой инспектор матча запретил выходить в них. И так началась новая дискуссия с футболистами относительно участия команды в игре. Ребята сразу сказали, что не выйдут на поле без этих маек.

Матч должен был начаться в 16:00. Парни же вышли на разминку десятью минутами ранее и, по сути, провели встречу так и не размявшись. Задержка матча была, мы опоздали на восемь минут, за что и получили штраф. "Усмешка", наверное, в данной ситуации не совсем подходящее слово. Тем более, помимо этого штрафа, к нам были применены и другие санкции. Например, за то, что диктор объявлял составы команд уже после стартового свистка. Возможно, немногие знают, но такой пункт правил также прописан в регламенте, хотя это нарушение встречается сплошь и рядом, в том числе и на матчах сборной. Однако никому претензии не предъявлялись, а нас же, в свою очередь, подвергли дисциплинарным санкциям. Да, этот пункт есть в регламенте, но выборность в наказаниях вызывает непонимание.

— Как удалось разрулить ситуацию с инспектором? 

— Кроме него на матче присутствовали руководители федерации. И, в конце концов, когда ситуация была накалена до предела, один из них махнул рукой со словами: "Пусть выходят в чем хотят". В принципе, так и разрешился этот вопрос. Кстати, в преддверии матча с "Динамо" был еще один необычный момент: примерно за полтора часа до стартового свистка – когда большую часть билетов уже распродали, а очереди по-прежнему стояли гигантские – нам пришло письмо о том, что в связи с COVID-19 можно допустить на игру только четверть зрителей. Сами понимаете, на тот момент сделать это уже было невозможным. Так мы получили еще одну дисциплинарную санкцию.

Если же вернуться к нашим эмоциям и реакции на полученный штраф, то, во-первых, я буду неискренним, если скажу, что мы не были готовы к такому развитию событий. Во-вторых, красивая и уверенная победа над "Динамо" затмила все происходящее в тот день. На самом деле все, что предшествовало матчу: заряд ребят и болельщиков, антураж полных трибун, сама игра подарили столько незабываемого драйва… На душе осталась только радость победы, близкая к эйфории.

— После этого матча руководителям клуба не поступали угрозы?

— Нет. Какие угрозы и кто мог их делать? По крайней мере, я об этом ничего не слышал.

— Мне казалось, что вся ситуация вокруг клуба должна раззадорить футболистов, но по итогам чемпионата "Крумкачы" не сумели попасть в элиту напрямую. Чего не хватило?

— В определенном отрезке сезона мы выдали серию из семи побед с учетом кубкового противостояния, однако многие из них добывались на жилах, морально-волевых усилиях. Можно было предположить, что рано или поздно силы закончатся. Когда работаешь на пределе, случается срыв. У организма наступает и физическая, и психологическая выхолощенность. В общем, что-то щелкнуло, сломалось. Не вижу смысла винить в этом игроков или тренеров. Вероятно, таков результат нашей работы в этом сезоне.

Если так разбираться, футболисты – это те люди, которых привел в клуб тренерский штаб. Тренерский штаб – это те люди, которых пригласили руководители. Поэтому спортивный результат клуба — наша общая ответственность. Есть смысл винить исключительно самих себя. Это футбол: одни побеждают, другие проигрывают. "Спутник" и "Гомель" обошли нас, потому что были сильнее.

— В конце сезона не было ощущения, что те же судьи топят "Крумкачоў"?

— Когда команда проигрывает, всегда хочется спихнуть вину на судейство. Но говорить что-то о работе арбитров… Полагаю, у меня нет правовых оснований для таких заявлений. Сами виноваты, что на отрезке из шести матчей потеряли десять очков. Сыграли вничью в Пинске, проиграли в Лиде, уступили в первом круге "Слониму", проиграли оба матча "Спутнику" — кого винить, если не самих себя? Конечно, у каждого поражения есть и сопутствующие моменты, но в первую очередь нужно самим забивать голы и не пропускать.

— Третье место, которое не позволило выйти в элиту напрямую, стало для вас трагедией?

— Не могу так сказать хотя бы потому, что за последнее время произошло много других событий, которые можно назвать трагедией. А это — спорт. Сегодня ты победитель, завтра сильнее тебя окажется кто-то другой. Впереди нас ожидали переходные матчи, к которым мы готовились и верили, что сумеем таким путем попасть в сильнейший дивизион.

— Как отнеслись к переносу матчей со "Слуцком"?

— Мы отреагировали тем, что не согласились с решением федерации. Написали письмо, ответа на которое не получили. Таким образом клуб официально высказал свое несогласие с переносом стыковых матчей.

Во-первых, у "Слуцка" на тот момент было 12 больных из 46 футболистов, заявленных для участия в чемпионате. Никто ведь не застрахован от заражения коронавирусом, поэтому есть ли гарантия, что через две недели число положительных тестов в команде не станет больше? Во-вторых, нет уверенности, что за это время в нашей команде не заболеют футболисты. Мы готовились к матчам, принимали различные меры, чтобы уберечь ребят от заражения. В частности, вели разъяснительные беседы, вводили определенные ограничения тренировках, усилили питание, приобретали витамины, что тоже стоит некоторых затрат. А кто-то, возможно, отнесся к этому – не хочу сказать безответственно – не должным образом. Почему наш клуб должен нести за это ответственность?

Еще один момент, который мне не совсем понятен: почему в официальном заявлении указано, что это форс-мажор? Согласитесь, странно, когда пандемия протяженностью в год названа форс-мажором. По итогу за шесть дней до первого перенесенного матча в нашей команде тоже появились заболевшие. Мы написали письмо в федерацию с просьбой разъяснить, что является основанием для переноса игры. Клуб получил ответ 29 декабря, по прошествии десяти дней после окончания второго стыкового матча. Нас поблагодарили за вопрос и сообщили, что у федерации большой и успешный опыт в вопросах противоэпидемиалогического характера, а все решения по каждому случаю принимаются индивидуально. Как по мне, не должно быть принятия индивидуальных решений, должна быть система, законы, где бы четко прописывались эти моменты. Хотелось бы видеть определенную линию, которой следовали бы все.

Расскажу еще один пример двойных стандартов. Накануне "стыков" директору манежа пришло письмо о том, что матчи команд должны пройти без зрителей. Это вызвало не то что непонимание, а, скорее, возмущение. Письмо пришло из Центра гигиены и эпидемиологии Центрального района, хотя нигде на территории Центрального района у нас не приняты какие-то особенные меры против распространения пандемии коронавируса. Общественный транспорт функционировал в привычном режиме, не было ограничений в торговых центрах и кинотеатрах даже по рассадке зрителей, увеселительные заведения работали в свободном режиме. Да что говорить, в двух километрах от манежа находится "Минск-Арена", где в это же время собиралось по несколько тысяч человек. А спустя два дня после переходных матчей в манеже стартовал детский турнир памяти Погальникова, который посещало по 100-150 человек и никого это не волновало и не беспокоило. Где логика?

— Еще была история с Семеновым и Балой, которые не имели права принимать участие в первой игре.

— Федерация действительно прислала письмо в клуб, в котором говорилось, что футболистам разрешено играть. Этот вопрос муссировался и обсуждался на форумах и в прессе. Были комментарии и представителей "Слуцка", мол, почему "Крумкачы" возмущаются, если они знали об этом решении еще до матча? Да, знали, но почему мы не могли быть несогласны?

Когда получили письмо, то выразили несогласие с решением АБФФ, предупредили, что будем писать протест. Дождались окончания встречи и сделали это в течение 24 часов, как и положено. Вряд ли было уместно оформлять протест о неправомерном участии футболистов в матче еще до стартового свистка.

— Каким вы видите справедливый выход из ситуации?  

— Есть регламент, где четко прописано, что участие в матче футболистов, не имевших на это права, — техническое поражение. Все должно быть согласно закону.

— Из-за этих разбирательств "Крумкачы" понесли серьезные финансовые потери. Игра стоила свеч?

— Игра всегда стоит свеч, если перед тобой цель – отстоять свои права. Не могу сказать, что тут дело в принципах. Мы просто уверены в своей правоте. В связи с этим подали протест, который рассмотрел дисциплинарный комитет и посчитал необоснованным. Затем подали апелляционную жалобу, которую комитет также признал необоснованной. Да, клуб понес немало затрат: протест – 100 базовых, апелляция – 50. Приличные суммы, причем, что интересно, согласно регламенту, уплаченные взносы идут на покрытие расходов по проведению заседания. Получается, для белорусских клубов взнос за рассмотрение протеста стоит 2900 рублей, а в РФС [Российский футбольный союз] схожая услуга, если переводить на наши деньги, — 700 рублей. При этом взнос также идет на покрытие расходов по рассмотрению. По этой причине хотелось бы глянуть калькуляцию – куда и на что конкретно тратятся деньги.

Что же касается наших действий, мы и в дальнейшем продолжили отстаивать свою позицию, но сначала нужно было пройти эти ступеньки. Исчерпав ресурсы внутренних инстанций для защиты наших прав, мы обратились к международным, за что отдельное спасибо адвокатскому бюро "Данилевич и партнеры", которое помогло с оформлением документов, их отправкой и сопровождением.

— Действительно верите, что УЕФА захочет разобраться в деле "Крумкачоў"? Существует мнение, что руководству данной организации также важна поддержка различных федераций, поэтому там предпочтут спустить на тормозах.

— Не могу ответить на этот вопрос. Наверное, нет логики обращаться туда, если не верить в возможность успешного для нас разрешения спора. Теперь ждем рассмотрения дела. От нас уже ничего не зависит. Хочется верить в справедливость. Надеюсь, действиям должностных лиц федерации будет дана правовая оценка.

— Давайте откровенно: когда вокруг столько несправедливости, нет желания все бросить и уйти?

— Нет, конечно! Дорогу осилит идущий, и все, что нас не убивает, делает сильнее. Такое противостояние – это тоже азарт, эмоции, хотя пора бы уже перенести соперничество в плоскость футбольного поля, по правилам футбольной игры, желательно без фолов и с объективным судейством. Не может нас не вдохновлять и поддержка болельщиков, перед которыми клуб также несет ответственность. Скажу избитую фразу, но они [болельщики] у нас лучшие в стране. Руководство клуба, в свою очередь, делает все возможное, чтобы наши с ними отношения были максимально прозрачными, искренними и честными. Мы одна команда, одна семья. Могу привести такой пример. Клуб снимает зал для игры в мини-футбол, куда бесплатно может попасть любой желающий из числа болельщиков. Побегать в футбол, потолкаться в одной компании с тренерами, учредителями, директором клуба, а потом сходить в баню и попить пива. Есть где-то еще подобные примеры?

Крумкачы третий год прибыльны, переход к ОАО, появление итальянского миллиардера

— По завершении сезона команду покинул Кузьминич. У него закончился контракт, правильно?

— Да, у него и его помощников истекли сроки действия контрактов. Клуб благодарен ему за ту работу, которую он проделал, но с основной задачей тренерский штаб не справился. Поэтому было принято решение не предлагать новый контракт, а попробовать сформировать новый тренерский штаб. Полагаю, вполне нормальная ситуация. Расстались без каких-либо обид и искренне благодарны Сергею Казимировичу и его помощникам за время, проведенное вместе.

— Уже в декабре было понятно, что Дулуб возглавит "Крумкачоў"?

— С Олегом Анатольевичем у нас давние отношения и с тех пор, как он покинул команду в 2016 году, мы не теряли связь, поддерживали общение, периодически встречались. Он не чужой для нас человек, никогда им не был и, надеюсь, никогда не станет. Поэтому еще летом обратились к нему за консультативной помощью. Он помогал готовить команду к матчу с "Динамо" и некоторым другим встречам. Олег Анатольевич работал совместно со штабом Сергея Кузьминича, и здесь не нужно искать подводных камней. Когда истекли контракты предыдущего тренерского штаба, и задача не была выполнена, мы сделали предложение Олегу Анатольевичу. Насколько помню, он взял паузу до середины января, а затем согласился возглавить команду.

— Как проходили переговоры?

— Мы много беседовали, встречались, но не вспомню каких-то сложностей в переговорах.

— Он выдвигал условия? Например, по зарплате или футболистам?

— Можно считать, что у него одно основное условие – самостоятельное формирование тренерского штаба. Олег Анатольевич не хотел подписывать личный контракт до того момента, пока не будет сформирован штаб. На выходе у нас получился достаточно представительный состав тренеров. Эдуард Тучинский работает с вратарями, Сергей Кубарев и Сергей Казека, который вынужден был завершить карьеру после лечения, помогают Олегу Анатольевичу.

— Для Дулуба важно было, в какой лиге окажется команда?

— Естественно. Любой специалист хочет работать на вершине, на самом высоком уровне. Однако на момент переговоров с ним мы были командой первой лиги с определенными видами, планами и амбициями на сильнейший дивизион.

— В недавнем интервью Дулуб сказал, что у клуба сейчас стабильное финансирование. Так ли на самом деле?

— Да, у клуба стабильное финансирование. В этом виде "Крумкачы" существуют третий сезон. В 2018 году во второй лиге наш бюджет был на уровне 70 тысяч долларов. В следующем сезоне в первой лиге около 340 тысяч. В минувший год – под 400 тысяч. К слову, 20 из них пришлись на 20 дней декабря. Именно на этот срок был продлен сезон ввиду переходных матчей. Также добавлю, что, начиная с сезона-2018, клуб заканчивает каждый год с положительным балансом. Пусть прибыль и небольшая, но "Крумкачы", однозначно, не были убыточными.

— Благодаря спонсорам?

— Да, за счет нашей работы по привлечению партнеров и их лояльности к клубу. И к тому, как мы живем, работаем и развиваемся.

— Если все так гладко – чем вызван переход к ОАО?

— Ну, как известно, все гладко бывает только на бумаге :). А вот на деле такие результаты даются с большим трудом. Что касается ОАО, мы давно вынашивали такую идею – сделать клуб максимально народным и предоставить возможность каждому желающему стать частью его истории, частью его развития. Сбор средств, конечно, играет для нас роль, но он далеко не главный стимул такого преобразования. Основной посыл – единение интересов и взглядов клуба и его болельщиков. Мне кажется, данный союз заслужили обе стороны. И сейчас для него, возможно, самое подходящее время.

— В прошлом году была информация, что в случае выхода в высшую лигу в "Крумкачы" может прийти российский инвестор.

— Мы всегда ведем работу по привлечению партнеров, в том числе из-за рубежа. Тем не менее, в первую очередь рассчитываем на свои силы, но, если кто-то появится извне, будем рады. Готовы принять любую помощь, если она ляжет в канву общей концепции развития клуба.

— Получается, итальянский миллиардер укладывается в канву? Все ли в клубе положительно восприняли его потенциальный приход?

— В канву ложится любой позитив, любые шаги, направленные на укрепление позиций клуба и его дальнейшее развитие. Если мы говорим о возможности реализации каких-то общих задумок с Маурицио Мианом, я бы все-таки предложил пока не трясти зеленую яблоню. Всему свое время. Совместно с итальянскими партнерами проделана колоссальная работа и, поверьте, мы на пороге старта, возможно, грандиозного проекта. Те тезисы, которые ранее были опубликованы, — это лишь малая часть функционала готовящегося проекта. Тех, у кого наши планы вызвали недоверие или, может, иронию, я попрошу немного подождать с оценками. Все, что мы готовим к презентации, – результат огромного труда большой команды. Признаюсь, мое первое впечатление было также скептическим. Но уже сейчас можно смело сказать, не раскрывая всех карт, — будет очень интересно. Не исключаю, что уже в ближайшее время наш отечественный менеджмент станет известен не только благодаря реализации таких проектов, как Viber или танки, но и уникальной платформе по коллективному управлению футбольным хозяйством.

Предлагает реформировать лигу, не понимает, зачем клубам своя инфраструктура, сравнивает Сморгонь и минское Торпедо

— Как отреагировали на отказ АБФФ в лицензировании "Крумкачоў" в высшую лигу?

— Уже очень много сказано и написано по этому поводу. Вряд ли можно добавить еще что-то такое, чего не слышал футбольный болельщик. Все видят абсурдность ситуации и неубедительность доводов федерации. Очевидно, что нас вдохновляет почти единогласная поддержка людей, следящих за ситуацией. Однако пора уже наконец остановиться. В шахматах есть такое понятие – цугцванг. Ситуация, когда любой твой ход приведет к ухудшению твоего положения. Мне кажется, в федерации сейчас происходит что-то похожее. Каждое новое заявление или выступление представителей АБФФ с разъяснением по нашей ситуации только добавляет какого-то сюрреализма тем позициям, которые федерация продолжает формулировать в противовес нашим. Должны же там работать какие-то пиарщики, имиджмейкеры, способные дать совет. Сказать, что уже все, жребий брошен, дальнейшие словесные выступления, характеризующиеся сменой позиций, мнений, потерей части аргументов, появлением новых, иногда противоречащих друг другу, иногда, как кажется, притянутых за уши – все это уже лишнее, ненужное, вредное, порой до нелепости смешное.

Давайте откроем регламент чемпионата. Там четко прописано – хотя я говорю сейчас не дословно – если клуб, получивший право лицензироваться в высшей лиге по спортивному принципу, по каким-то причинам снимает свою кандидатуру, то его место занимает команда, занявшая наиболее высокое место в первенстве первой лиги. По-моему, здесь даже обсуждать нечего. Я, честно говоря, не понимаю те дискуссии, которые развернулись по этому поводу.

Есть два регламента, по которым живут клубы, – это регламент чемпионата и регламент лицензирования. К первому нужно обращаться с момента старта чемпионата и до его окончания, в этом промежутке времени. Задача регламента чемпионата прописана в первом пункте – распределение команд по местам. Чемпионат закончился, места распределены, регламент чемпионата закрывается и открывается регламент лицензирования, где есть определенные критерии, которым нужно соответствовать, чтобы лицензироваться в ту или иную лигу. Это инфраструктурные, спортивные, кадровые, юридические и другие критерии. И в регламенте лицензирования есть этот пункт, согласно которому, если место в высшей лиге остается вакантным, тогда следует открыть регламент чемпионата и посмотреть, на каком месте расположились команды.

Для меня вся эта ситуация выглядит фантасмагоричной. Какое-то глумление над здравым смыслом, изнасилование логики, грубое и циничное. Если следовать линии АБФФ, "Крумкачы" не имеют права лицензироваться в высшую лигу. Но, скажите, каким боком это право получает "Сморгонь" или кто-то другой? Поражение от "Слуцка" в переходных матчах не может деклассировать нас с третьего места на седьмое. И если говорить, что мы потеряли свое спортивное право в "стыках", то "Сморгонь" утратила его гораздо раньше – в двухкруговом турнире первой лиги, заняв шестое место и отстав от нас на 16 очков. Вроде бы очевидные вещи, объяснить которые в стенах АБФФ оказывается невозможным. Мы пытаемся взывать к логике, регламенту, а в ответ получаем заряд энергии и решительности.

— В последнем комментарии на тему "Крумкачоў" Базанов попытался объяснить, почему команда не попала в элиту. Вам есть что ответить главе АБФФ? 

— Что есть у "Спутника" и "Сморгони", чего нет у нас? Я не знаю. Полагаю, этот вопрос лучше адресовать автору заявления. Могу предположить, что у этих клубов есть возможность бюджетного финансирования, а у нас ее нет. Но разве такой критерий уже введен в систему лицензирования? Да и вообще, причем тут "Спутник"? У "Крумкачоў" напрочь отсутствуют какие-либо претензии к команде, уверенно и заслуженно выигравшей первую лигу. Никаких претензий ни к руководству, ни к тренерам. Левчук и его штаб показали себя профессионалами и специалистами высокого уровня. Более того, если бы мы не договорились о сотрудничестве с Олегом Анатольевичем, не исключено, что обратились бы с предложением о совместной работе к тренерскому штабу речичан. С точки зрения результата в первой лиге все произошло справедливо. Две сильнейшие команды отправились на повышение, без сюрпризов. Да, у нас был шанс, но мы сами его упустили, потеряв десять очков в шести матчах.

На самом деле и к "Сморгони" у нас вопросов-то нет. Естественно, все мы хотим какого-то футбольного братства, уважения друг друга, наших прав и спортивных результатов, результатов нашей работы. Хотим уважения не только со стороны федерации, но и со стороны друзей-соперников. Нам было бы приятно думать, что отказ "Арсенала" от участия в элите – есть проявление уважения к нам. В то же время "Сморгонь" согласилась. Наверное, это ее право. Мы же апеллируем ни к этим командам, а к отношению федерации к своим членам. Неправильно, когда следует заявление начальника департамента лицензирования Мишаева о том, что нам заказан путь наверх ввиду того, что "Крумкачам" не хватило членства в АБФФ сроком в две недели, а "Спутник" и брестское "Динамо" стартуют в чемпионате, вообще не являясь членами организации. Вопрос членства этих клубов в АБФФ будет решаться на мартовской конференции, которая запланирована примерно в те даты, когда и наш стаж станет двухлетним. Как по мне, такого не должно быть. Товарищи руководители как раз для того и поставлены во главе федерации, чтобы блюсти принципы равноправия. Если же еще раз вернуться к словам Базанова и порассуждать, что он имел в виду… Может быть, наличие инфраструктуры, тренировочной базы и чего-то еще в этом роде. Так дело в том, что всего этого нет практически ни у одного футбольного клуба нашей страны. А если у кого-то и есть, то это не заслуга клуба. Если государство построило стадион и передало его тебе на баланс или в пользование, вряд ли это каким-то образом должно менять твой лицензионный статус по отношению к тому, кто такого права лишен. В столице, например, все стадионы принадлежат ФК "Минск" и их руководителем является Игорь Михайлович Шлойдо. Это и "Трактор", и стадион "Минск", и "Динамо", и "Торпедо". Более того, затрону совсем уж, как мне видится, дискуссионную тему – вопрос наличия спортивной инфраструктуры у футбольных клубов. А скажите, зачем? Это огромные финансовые вложения и ежегодные траты. Многие из нас, любителей футбола, бегают в своих компаниях где-нибудь в залах или на стадионах. Кто-то раз в неделю, кто-то чаще. В некоторых организациях такой досуг оплачивают фирмы для своих сотрудников, где-то люди сами сбрасываются. Иногда ограничиваются лишь футболом, иногда с баней. Кому-то хоть раз приходила в голову идея, давайте, блин, чтобы раз в неделю собираться, построим свой зал? Или, скажем, свою баню… А если после всего этого ходим еще пивка попить, то, может быть, открыть свое кафе или построить пивзавод? Мы все пользуемся услугами зала, бани, бара и вместе с тем хотим развития этих направлений: чтобы в бане было уютно, чтобы раздевалки были удобными, чтобы в зале с потолка не капало, и чтобы пиво было вкусным. Так пусть каждым направлением занимаются профессионалы. А мы будем профессионалами каждый в своем деле, заработаем на этом, оплатим те услуги, которые хотим, и дадим возможность заработать их производителям.

Бывает, конечно, встречаются специалисты в реальной жизни, на форумах, разбирающиеся во всем: в промышленном производстве, сельском хозяйстве, медицине, образовании, спорте, армии, политике, вирусологии, IT и так далее. Но зачастую все это исключительно на словах. А если глянуть на их достижения в каждом отдельном направлении, то может оказаться, что на деле они не имеют не только успехов, но и нужного образования в этой области или хотя бы необходимого практического опыта для реализации своих амбиций. Для того, чтобы сделать какой-либо проект успешным, как правило, есть два пути – увеличение продаж и сокращение расходов. И начинать нужно как раз с оптимизации последних. Так в любой сфере. Когда к нам на какое-либо производство заходят иностранные инвесторы, они, чаще всего, с этого и начинают — сокращение непрофильных активов. Бытует мнение, что когда приходит иностранный капитал, то первое, что случается – это сокращение рабочих мест. Вот, собственно, ввиду всего этого так и происходит. Зачем, скажите, к примеру, на промышленном предприятии держать свой общепит? Он всегда будет убыточным. Зачем директору завода содержать помещения под столовую и кухню, покупать и ремонтировать необходимое оборудование, содержать штат поваров и кухарок, контролировать выполнение ими санитарных норм и правил, еще и смотреть, чтобы они не воровали условную картошку? Зачем все это, если есть кейтеринговые компании, которые приедут, накормят, уберут за собой и исчезнут до следующего дня. Зачем такому предприятию нужны свои склады и свой транспорт? Зачем тратиться на приобретение складских помещений, транспортных единиц, организовывать ремзону, нанимать сотрудников, смотреть, чтобы опять же условные водители не сливали бензин. Зачем все это, если у нас есть куча логистических центров, которые с радостью готовы снять такую нагрузку с плеч руководителей производственных и торговых предприятий. Все тоже самое касается организации и содержания объектов фирменной торговли и т.д. Пусть каждый зарабатывает на том, в чем он профессионал. А профессионализм, он, как правило, узкопрофильный.

Чем футбол отличается от всего вышеперечисленного мной? Пусть будут те, кто вложится в строительство стадионов, спортивных баз. И пусть будут пользователи таких услуг в виде спортивных клубов. Чем шире будет представительство с одной и с другой стороны, тем выше будет конкуренция и, соответственно, качество. Если всем этим — я про вопросы спортивной инфраструктуры — занимается государство – замечательно. Только неправильно в таком случае среди пользователей выделять счастливчиков или любимчиков. У нас все должны быть равны, если у нас общая цель и задачи – развитие футбола. Наше государство в самом деле уделяет большое внимание спорту и выделяет на его развитие приличные ресурсы. Вот только иногда уместно задаться вопросом: в коня ли корм? Если мы говорим про господдержку в футболе, то, наверное, также первым делом нужно видеть и заботиться не только об источниках финансирования, но и о целях, задачах и, самое важное, путях их достижения. Сегодня миллионные бюджеты клубов проедаются зарплатами футболистов, иногда просто непостижимыми для понимания цифрами в контрактах легионеров. Какая цель таких трат? Делать шоу на футбольном поле и за его пределами? Привлекать к команде интерес болельщиков и спонсоров? Получается? Вопрос риторический. Не получается. Быть может, кто-то со мной не согласится, но я имею право на мнение и субъективную оценку, по крайней мере, как болельщик и как налогоплательщик. Так в чем в нашем случае задачи и цели господдержки? А на самом деле, задача и цель просты – развитие футбола. И вот, если мы говорим про развитие футбола, то теперь самое время вернуться к инфраструктуре. Бюджетом, выделяемым клубам в рамках этой программы, можно отстроить и привести в порядок поля по всей стране. В течение года. В течение года обеспечить тренировочным полем любую команду любой лиги. Дать возможность работать ребятам из минорных лиг в условиях, когда тренировки для них станут мотивом повышения мастерства, а не причиной травм. Наверное, тогда можно будет говорить о развитии. Когда по всей стране станут возводиться поля, манежи, и когда клубы получат финансовую возможность работать там. Давайте обеспечим клубы инфраструктурой, дадим возможность им играть, а болельщикам болеть в комфортных для всех условиях. Вот это, на мой взгляд, можно будет назвать господдержкой. Мы хотим, чтобы клубы развивали детский футбол, требуем соответствия определенным критериям, так давайте сперва дадим клубам поля в рамках исполнения указа, а потом будем требовать. Если мы печемся о развитии футбола, давайте обеспечим наш футбол годной инфраструктурой, а на цифры в контрактах футболистов пусть клубы заработают сами.

Смотрите, еще какой интересный момент. Мы все разочарованы результатами выступлений наших футболистов на международной арене как в рамках клубов, так и сборной. Мы сетуем на малое количество подрастающих талантов. А скажите, откуда им расти? Если с детства, с начала карьеры, у большинства молодых ребят есть понимание того, что его судьба всю жизнь играть в условных Светлогорске или Житковичах. Если футболисты, их тренеры и руководители понимают, что как бы сильно в спортивном плане ни выглядела их команда, перспектива их совместного, в рамках клубного проекта, профессионального роста будет зависеть от финансовой возможности родного поселка или города содержать клуб на более высоком и затратном уровне. Так мы с детства формируем ущербную психологию наших футболистов. Это с одной стороны. С другой — мечты и амбиции молодого футболиста получаются оторванными от родного города, клуба, клубного герба и флага, так как он понимает, что дома ему ничего не светит, и для возможности дальнейшего роста нужно искать другие варианты развития карьеры. Это в лучшем случае, когда у молодого человека есть амбиции. Когда их нет, он будет думать о пиве после тренировки, возможно, о ставках, как варианте дополнительного дохода. Давайте посчитаем, сколько в течение календарного года нам известно примеров перехода футболистов посредством трансферных контрактов из низших лиг в высшую. Это межсезонье оставим за скобки. Тут было довольно активное движение из-за введения лимита молодых футболистов в высшей лиге. Хорошо это или плохо – отдельный разговор. Но если взять предыдущие годы, то таких переходов случается за сезон где-то, наверное, количественно сопоставимо с пальцами одной руки. А сколько футболистов получают возможность шагнуть наверх вместе с клубом? Больше двадцати только из числа одной команды. Понятно, что далеко не у всех получится, но я говорю про шансы, про мечты, про возможности. И вот здесь тоже есть применение действия указа о господдержке. Если мы думаем о развитии. Помощи и поддержки, на мой взгляд, заслуживают те, кто эффективнее работает, кто способен сделать результат, а не тот, у кого лучше аппетит и больше емкость желудка. Если мы думаем о развитии, то должны говорить о качестве. А качество не всегда порождается богатством или административным ресурсом. Господдержка по своей сути и должна стимулировать и мотивировать проявления качественного роста спортивного мастерства, особенно когда они проявляются в виде спортивных результатов.

Поверьте, это все не жалобы, а исключительно желание развивать отечественный футбол и развиваться самим вместе со всеми. И делать это хочется в равных для соперничества условиях. Мы никогда не отказывались от господдержки и, конечно, хотим ее получить. К тому же уверены, что сможем продемонстрировать пример рачительного и эффективного расходования бюджетных средств. Но мы будем не против, если для уравнивания шансов всех участников чемпионата, ее отменят вообще. Мы точно не пропадем. Хотя, мне кажется, было бы правильнее сделать шаги, о которых я говорил выше, – обеспечить весь наш футбол инфраструктурой в рамках выполнения указа. Если же говорить о выделении средств, то почему бы не создать фонд, опять же, в рамках выполнения указа, в стенах той же федерации, где аккумулировались бы средства, направляемые на развитие футбола. А дальше распределить их по лигам и клубам. Без исключений обеспечить всех минимальным уровнем финансовой уверенности, главным образом, необходимой для качественного тренировочного процесса и какого-то уровня заработной платы. К примеру, как вижу я, выделить клубам второй лиги по 40 тысяч долларов, первой – 150, высшей – 400. В сумме эти цифры, полагаю, меньше тех, которые сейчас расходуются в рамках указа. Остаток логично было бы использовать в виде призовых, бонусных, всевозможных грантов за достижение спортивных результатов, за делегирование своих представителей в сборные, за участие в еврокубках, за воспитание молодых футболистов. Последний случай отдельный – не через лимиты нужно вживлять в состав клубов молодых футболистов, а через заинтересованность в их воспитании, в том числе материальную. Какой лучше придумать стимул для руководства клуба, чем если они станут получать фиксированные суммы за выход на поле молодых футболистов. И главное, это не будет делаться в ущерб спортивному результату, если за него также будет причитаться финансовая мотивация.

Если же вернуться к вашему вопросу, я могу сказать, что есть у нас, чего нет у "Сморгони". Мы лучше них играем в футбол, и мы, в отличие от "Сморгони", готовы к лицензированию в высшую лигу. Без всяких исключений и поблажек. У нас есть все необходимые возрасты в ДЮСШ, начиная с 2003 года и заканчивая 2012-м. Это наша школа, где занимаются около 200 детей. У нас хватает тренеров с необходимым уровнем квалификации. Более того, даже лицензионное нововведение об организации в ДЮСШ группы подготовки девочек не стало бы для нас проблемой.

— Как понимаю, вы не верите в успех такого проекта под названием "Сморгонь"?

— Будущее "Сморгони" зависит только от них самих. Мне бы не хотелось проводить параллель между этим клубом и минским "Торпедо". Все мы помним, чем закончилась история, когда команда всеми правдами и неправдами влезла в высшую лигу вместо того, за кем это место было закреплено по спортивному принципу. Я, кстати, сейчас не говорю о том, готовы ли были "Крумкачы" на тот момент к элите или нет. Два параллельных сюжета – состояние и готовность футбольного клуба и то, как его убрали из высшей лиги. И "Торпедо" не было готово, но все-таки пошло наверх. Полагаю, это отдельная тема для разговора, хотя один момент вспомню.

В том сезоне произошел инцидент, который практически нигде не освещался. Если ничего не путаю, "Торпедо" набрало одинаковое количество баллов с гомельским "Локомотивом", но по дополнительным показателям финишировало на третьем месте. Помните так называемое "дело Веремко", когда сначала БАТЭ засчитали техническое поражение из-за того, что голкипер находился на скамейке запасных, хотя не имел на это права, а затем федерация отменила это решение, признав комиссию нелегитимной. Так вот, с "Торпедо" в тот год произошла аналогичная история. Они сыграли вничью с "Энергетиком"-БГУ [0:0], но затем выяснилось, что на скамейке "студентов" присутствовал футболист, арендованный у "Торпедо" (нападающий Дмитрий Иванов – Sport Arena), а по условиям контракта он не имел на это права. Поэтому результат игры аннулировали и "Торпедо" засчитали техническую победу, которая позволила занять третье место. И оба этих случая рассматривались на одном и том же заседании. В связи с этим у меня возникает вопрос: если комиссию признали нелегитимной, почему одно ее решение аннулировали, а второе осталось без изменений?

Всю ситуацию вокруг минского "Торпедо" можно резюмировать словами известной пословицы: не в свои сани не садись. Теперь и у "Сморгони" появилась возможность на презентацию собственных саней. Насколько это окажется удачным, покажет время.

— Интервью о "Крумкачах" не может обходиться без вопроса о Денисе Шунто. Может быть, стоит ожидать и его возвращения?

— Дениса Шунто уже нет в клубе без малого два года. Те принципы развития команды, которые положены в основу построения клубной структуры, взаимоотношений внутри коллектива, на сегодняшний день исключают такую возможность.

— Слышал, что вы по-разному видели развитие клуба. В каких сейчас с ним отношениях?

— Ни в каких.

Влад ВОРОНИН, Sportarena.by

Последнее из Twitter

🔥 Філіп Іваноў найлепшы гулец "Крумкачоў" у другім крузе! Другое і трэцяе месцы ў галасаванні занялі Аляксандр Кат… https://t.co/VMgKVPIw5x
А мы зусім не здзіўлены 😎 https://t.co/aWeL0zZ6AX
Добрай раніцы! Калі вы думалі, што на 500 фота мы спыніліся, то не 😁 Ловіце яшчэ фатаграфіі з нядзельнага матчу https://t.co/3gMDaAUZrJ
У нашым Telegram-канале стартавала галасаванне за найлепшы гол "Крумкачоў" у другім крузе 🔥🔥🔥 Пераходзьце па спасы… https://t.co/dStulMB39s
Трэці круг у Першай лізе be like: https://t.co/kvfLPSXIwC

Контакты

Директор

Олег Давидович
+375 (29) 618-09-80
od@krumkachy.com

Коммерческий директор

Юрий Турейко
+375 (29) 666-60-43
yt@krumkachy.com

Менеджер по развитию

Инна Лось
+375 (29) 817-82-10
il@krumkachy.com

Пресс-секретарь

Сергей Азаркевич 
+375 (29) 278-38-81  
sa@krumkachy.com

Специалист по безопасности

Анатолий Бричак 
+375 (29) 114-19-77

 
   

Подписывайся на нас

 

Copyright© 2020
ООО "НФК Крумкачы"
Сайт разработан business-solutions.by